Какая птица была излюбленным сюжетом народных росписей

Добрый вечер! Здравствуйте, уважаемые дамы и господа! Пятница! В эфире капитал-шоу «Поле чудес»! И как обычно, под аплодисменты зрительного зала я приглашаю в студию тройку игроков. А вот и задание на этот тур:

Вопрос: Какая птица была излюбленным сюжетом народных росписей на Русском Севере? (Слово состоит из 5 букв)

Ответ: Сирин (5 букв)

Если этот ответ не подходит, пожалуйста воспользуйтесь формой поиска.
Постараемся найти среди 1 126 642 формулировок по 141 989 словам.

Крик гусей, рассветные песни петуха, тихое щебетание перепёлок – всё это исконный голос деревни. Он древнее, чем изба и металлический плуг. Одомашнив дикую птицу, человек получил и пищу, и лекарство, и перины, и конечно, мифы и сказки. Потому что трудно быть равнодушным, наблюдая за жизнью пернатых квартирантов, не сравнивать их с людьми или потусторонними существами.

Петух – экзорцист

Трудно представить себе сельское подворье без колоритной куриной семейки. Тем более, она способна была обеспечивать яйцами ежедневно достаточно большую крестьянскую семью между постными днями. Кстати, думали, что у кур есть своя религия и в птичник иногда вешали «куриного бога» – камень с дыркой, горлышко от кувшина или бутылки. Считалось, что во время грозы они начинали громко кудахтать, «молясь» ему о защите.

С первыми криками петухов наступало утро, начинался рассвет, разбегалась в страхе вся нечисть, уязвимая перед солнцем. В русских сказках красавец петушок всегда выступает положительным персонажем, почти супергероем. Он и экзорцист, и боец, и обладает бессмертием. Однако, в народной магии этот образ совсем не безобиден. Считалось, что петух тоже иногда несёт яйца, из которых колдуны могут вывести огненного змея себе в помощники.

Также, кочет всегда был в зоне риска, потому, что был самой популярной строительной жертвой и мог угодить живьём под фундамент будущего дома. Последующее перерождение должно было сделать его домовым, духом-охранителем. Все знают о том, что эта птица является символом яркого солнца, но вот цвет-то и мог сыграть злую шутку. Меньше всего везло чёрным петухам, ведь они были излюбленным инструментом ведьм, а также жертвой водяному; красные петухи – снились к пожару, а белые могли быть сожжены в купальский день.

В свадебном обряде петух и курица олицетворяли молодожёнов, символизируя плодовитость, силу, заботу, хозяйственность. Уходя ночевать, жених с невестой брали с собой печёную курицу, а привычным нам свадебным тортом в те времена был пирог с запеченным внутри петухом, делёж которого тоже имел сакральное значение.

Гусыня-мать

Сложно относиться к гусю как к любой другой птице. Ведь он обладает удивительными способностями: не мокнет в воде, не пугается хищников, устойчив к холодам, а его жир лечит ожоги. В сказках пресловутые гуси-лебеди являются и печальными вестниками беды, но и помощниками. Видимо, за то, что он обладает неплохим сумеречным зрением и за заметное интеллектуальное превосходство над другими птицами гуся, особенно белого, считали возможным обликом чёрта: когда стадо раскричится отчего-то среди ночи, верили, что на двор зашла нечистая сила.

Гусыня олицетворяла заботливую мать, как и лебедь, которая собирает на своей спине малышей, которые ещё плохо умеют плавать, чтобы они не слишком уставали. Обе они выщипывают собственный пух, чтобы утеплить гнездо, а насиживают так, что могут даже случайно насмерть запарить птенцов и исхудать самой. Скорее всего, лебедь или гусыня как раз и явились прообразами «длинноптиц» – персонажа в народной вышивке, у которого бесчисленные птенцы в ногах, на спине, внутри и даже в клюве. И конечно, гусак – галантный кавалер. Перед самкой он низко кланяется, касаясь земли то одной щекой, то другой, он ревнив к другим самцам и всегда готов к честному бою. Поэтому, если вдове снился гусак, это сулило ей новое счастье и хозяина в доме.

Читайте также:  Как правильно садить смородину осенью видео

Поскольку эти птицы являются перелётными, то верили, что они носили весну на своих крыльях. И особой забавой было сделать так, чтобы их строй перепутался или выстроился в другом порядке. Для этого выкрикивали особые слова и завязывали левой рукой узлы на одежде. Но откуда же птицы знают, куда им лететь? Считалось, что их дорогой является млечный путь, его так и называли «гусиной дорогой». Если покровителем петуха был Илья Пророк, то святой Никита был заступником гусей. Ему молились о приплоде и здоровье птиц, 9 сентября гусей начинали забивать или откармливать.

Перепёлка – жена ястреба

Ни одна птица не была так близко связана с зерном, как пёстрая перепёлка. Считалось, что эта птичка зовёт на ржаную жатву, да и сама изображает жнею. Щедрая, безобидная, она несёт яйца, которые можно есть и зверю, и любому человеку. Когда в конце жатвы оставляли в поле последний сноп, перепёлка спешила угоститься, да и можно было устроиться среди оставшихся колосьев на ночлег с птенцами. Улетает она по осени так незаметно, что ей приписывали зимовку под межой, в колодце или на дне реки.

Как ни странно, перепёлка была символом матери-одиночки, а в паре выступала не с перепелом, а ястребом, соколом, воробьём. Перепёлка была близкой подругой тетёрки и куропатки, они часто заменяли друг друга в песнях, когда нужно было иносказательно похвалить хитрую и хозяйственную невесту.

Мир из утиного яйца

«Утка селезня любила, утка селезня хвалила», – пели во Владимирской области под весёлую игру. Эта пара была характеристикой молодых парней и девушек, весёлыми стайками встречающих весну, нарядных щёголей и хлопотливых скромниц. У финно-угорских наших соседей утка была одним из самых излюбленных оберегов, ведь жили они в болотистых краях. Археологи и до сих пор находят шумящие подвески, с которых свисают перепончатые металлические лапки. Карелы верили в происхождение мира из утиного яйца, каждая часть которого навсегда превратилась в небо, звёзды, солнце и месяц.

Однако, был у этой героини и злобный двойник – гагара, считавшаяся нечистой птицей. Посмеивались над охотником, который путал их с утками и стрелял, его самого за это надолго прозывали «гагарой». Да и сама по себе утка в некоторых поверьях выступала то, как и гусь, вместилищем для чёрта или водяного, то возможным обликом кикиморы.

В чём-то эти поверья забавны, где-то здорово приправлены язычеством, и в любом случае, интересны поэтические воззрения на облик и жизнь птиц, которых мы по сей день заводим, больше уже для души, любования их красотой, деревенской атмосферы и ощущения себя настоящим хозяином подворья.

В сегда ли гжельская посуда была сине-белой, какая традиционная роспись родилась после Октябрьской революции и почему расписные шкатулки светятся? Разбираемся в секретах народных художественных промыслов.

Золотые чаши. Хохломская роспись

Родиной хохломской росписи стала Нижегородская губерния. Считается, что первыми украшать деревянную посуду стали старообрядцы-иконописцы в середине XVII века. Изделия продавали в деревне Хохлома — отсюда и название народного промысла.

Мастер начинал работу с битья баклуш — готовил деревянные бруски (баклуши) из липы, осины или березы. Из них вытачивали деревянные ложки и ковши, чашки и солонки. Еще не украшенную росписью посуду называли бельем. Белье несколько раз грунтовали и просушивали, а потом расписывали в желтых, красных и черных тонах. Популярными мотивами были растительные орнаменты, цветы, ягоды, кружевные веточки. Лесные птицы на хохломской посуде напоминали крестьянам Жар-птицу из русских сказок, они говорили: «Пролетала Жар-птица мимо дома и задела крылом чашу, и стала чаша золотой».

После нанесения рисунка изделия два-три раза покрывали олифой, втирали в поверхность оловянный или алюминиевый порошок и сушили в печи. После закалки жаром они приобретали медовый оттенок и действительно сияли, словно золотые.

Читайте также:  Поделка на тему дети цветы жизни

В начале XVIII века посуду стали привозить на Макарьевскую ярмарку, куда съезжались продавцы и покупатели со всей России. Хохломские изделия оказались известны всей стране. С XIX века, когда на нижегородскую ярмарку начали съезжаться гости со всей Европы и Азии, расписная посуда появилась во многих уголках мира. Русские купцы продавали изделия в Индии и Турции.

Снежный фон и синие узоры. Гжель

Гжельская глина известна со времен Ивана Калиты — с XIV века. Местные мастера создавали из нее «сосуды для аптекарских нужд», посуду и детские игрушки. В начале XIX века в Гжельской волости появились заводы, на которых изготавливали фарфор. Первое предприятие здесь основал в 1810 году купец Павел Куличков. Сначала роспись по фарфоровой посуде была цветной, но в середине XIX века в Россию пришла мода на бело-голубые голландские изразцы и китайский фарфор тех же оттенков. Вскоре синие узоры на снежном фоне стали отличительной чертой гжельской росписи.

Чтобы проверить качество фарфора, перед росписью изделие окунали в фуксин — красную анилиновую краску. Фарфор окрашивался в ровный розовый цвет, и на нем была заметна любая трещинка. Мастера рисовали кобальтовой краской — до обжига она выглядит черной. С помощью особых техник, работая только кистью и краской, художники создавали более 20 оттенков синего цвета.

Гжельские сюжеты — это пышные розы (их здесь называли «агашками»), зимние пейзажи, сцены из народных сказок. Дети катаются на санках, Емеля ловит щуку в пруду, деревенские жители празднуют Масленицу. После нанесения рисунка посуду покрывали глазурью и обжигали. Розовые изделия с черными узорами приобретали свой традиционный вид.

Светящиеся броши и шкатулки. Федоскинская лаковая миниатюра

История Федоскинской лаковой миниатюры берет начало в XVIII веке. Купец Петр Коробов в 1795 году основал в подмосковной деревне Данилково (рядом с селом Федоскино) фабрику. Здесь из папье-маше изготавливали козырьки для военных фуражек. Когда в страну пришла европейская мода на табакерки, на фабрике стали выпускать табакерки и шкатулки.

Вскоре ассортимент расширился — появились пудреницы, броши и коробочки для чая. Сначала их украшали печатными рисунками-гравюрами, а позже стали расписывать масляными красками и покрывать лаком. Художники во время работы добавляли в краски металлический порошок — так цвета становились «светящимися». Традиционными мотивами федоскинской миниатюры стали русская тройка, пейзажи, сказочные сюжеты и сцены из народной жизни: гулянья, пляски и чаепития.

На изящные миниатюрные изделия давали гарантию в 100 лет: при высушивании папье-маше становилось тверже дерева, а сияющие краски не тускнели годами. Секрет заключался в том, что лак для миниатюр выдерживали на солнце. Этим «прокаленным» составом мастер покрывал каждое изделие до 30 раз.

Три мира узоров. Мезенская роспись

Мезенская роспись появилась в XIX веке в низовьях реки Мезень Архангельской губернии. Самое древнее изделие с мезенскими узорами — расписная прялка — относится к 1815 году. Местные жители украшали сундуки, туеса (круглые берестяные короба) и посуду — ковши, чаши, бочонки и тарелки. К началу ХХ века центром мезенской росписи по дереву стала деревня Палащелье.

Подготовленную посуду мезенские мастера расписывали охрой по чистому негрунтованному дереву с помощью особой деревянной палочки — тиски. Пером глухаря или тетерева делали черную обводку, а потом уже наносили красные и черные узоры кисточкой. Мастер делил рисунок на три части: небо, землю и подземный мир. Их границы он обозначал прямой линией, узоры располагал в строгом порядке. Главными элементами росписи были животные и птицы: конь, олень и утка. Обрамляли рисунки геометрические орнаменты из прямоугольников и ромбов, дисков и решеток.

Мезенской росписью по традиции занимались только мужчины, навыки мастера передавали по наследству. Сначала начинающему художнику рассказывали о символах и их сочетаниях в узоре, учили размечать изделие и наносить контуры. Прежде чем рисовать орнаменты, будущие умельцы долго тренировались — писали палочки и линии.

Читайте также:  Жук скарабей значение символа

«Здесь живут подносами». Жостовская роспись

Роспись по металлу зародилась в подмосковной деревне Жостово. В 1825 году Филипп Вишняков открыл первую «лакерную мастерскую». В ней изготавливали и расписывали табакерки, шкатулки и подносы из папье-маше. Осип Вишняков продолжил отцовское дело, но папье-маше заменил металлическими изделиями. В 1830-е в деревне появились новые фабрики декоративной росписи, на которых художники украшали подносы букетами цветов. Нарядные изделия быстро обрели популярность.

Главным мотивом жостовской росписи стал цветочный букет на черном фоне. Традиционно мастера выполняли четыре вида рисунков: «Букет собранный», «Букет враскидку», «Венок» и «Ветка с угла». В центре изделия художники обычно располагали яркие крупные растения. Тень и мелкие цветы по краям рисунка создавали иллюзию объема. Чтобы рисунок светился изнутри, мастера добавляли в краски металлический порошок, сусальное золото или делали вставки из перламутра.

«Здесь живут подносами, ими мыслят и только о них рассуждают», — говорили о Жостово. Все в деревне напоминает о народном промысле: даже вместо адресных табличек используют расписные подносы с номерами домов. Так же мастера изготовили и указатели к деревне.

Конь-качалка, конь-каталка. Городецкая роспись

Городецкая роспись известна со второй половины XIX века. В 1870 году на Поволжье, в деревню Курцево Городецкой волости, приехал иконописец Николай Огуречников. Он научил местных ремесленников изготавливать краски и оживлять рисунок штрихами белого цвета. Сначала художники расписывали донца — плоские дощечки, на которых сидели домашние хозяйки, когда пряли шерсть и лен. Украшенное резьбой и цветным рисунком донце служило и как украшение интерьера.

Городецкая роспись отличалась контрастными яркими цветами. Художники изображали вороных коней с длинными шеями и тонкими ногами, петухов с гордо поднятой головой и пышным хвостом, рисовали сценки из купеческой жизни — семейные чаепития, прогулки барышень с кавалерами. Обязательный элемент расписного городецкого изделия — объемные букеты и венки из розанов, ромашек, купавок.

Цветными рисунками украшали ложки и шкатулки, ларцы и хлебницы, мебель и ставни. Также умельцы изготавливали из деревянной щепы и расписывали детские игрушки: куколок, лошадки-качалки и даже миниатюрные наборы для маленьких хозяюшек — прялки, веретенца, утюжки. Особо популярен был конь-каталка. В расписные саночки впрягали деревянных лошадей, в повозку усаживали кучера. Игрушечных дел мастера не использовали в работе ни клей, ни гвозди: с ювелирной точностью они подгоняли детали, которых иногда было более тридцати. «Чтоб изготовить каталку, надо с бесами знаться», — говорили в Городце.

«Чудо, созданное революцией». Палехская лаковая миниатюра

История палехской лаковой миниатюры начинается в XVIII столетии. В те годы художники-иконописцы из небольшого села Палех во Владимирской губернии были известны всей России. С 30-х годов XIX века до Октябрьской революции здесь работали иконописные мастерские.

Родоначальником палехского стиля считается Иван Голиков — в 1920 году он создал первую лаковую миниатюру «Адам в раю». В 1924 году в Палехе открылась Артель древней живописи, а спустя год художники получили Гран-при на Всемирной выставке декоративных искусств в Париже.

Палехские мастера создавали шкатулки, броши, портсигары, табакерки. Они использовали в работе иконописные приемы: писали на черном фоне темперными красками, изготовленными на основе яичного желтка и воды, и твореным золотом (так называли золотой порошок, разведенный в воде). Основными сюжетами были сцены из сельской жизни, былин и русской литературы. Вдохновляли мастеров герои народных и авторских сказок: Иван-царевич и Жар-птица, Серебряное Копытце и царь Салтан.

В 1932 году палехские художники встретились с Максимом Горьким, который назвал палехскую лаковую миниатюру «одним из чудес, созданных Октябрьской революцией». По его просьбе Иван Голиков нарисовал миниатюры для подарочного издания «Слова о полку Игореве».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

4 × четыре =

Adblock detector